Россия в мировой гонке за полиэстер: как fashion и нефтехимия расширяют границы взаимодействия в легпроме

Насколько существующий уровень спроса оправдывает создание производств синтетической нити в России, готовы ли производители ткать материал из полиэфирного волокна, имеет ли смысл конкурировать с китайскими производителями и какие преимущества для этого есть у страны – эти и другие вопросы стали центральными в дискуссии, организованной Минпромторгом России в рамках сессии «Полный Fashion: соединяя моду и промышленность», которая состоялась 04 июня 2021 года на площадке Петербургского международного экономического форума.

«Основная доля тканей в мировом легпроме сегодня – это синтетика, и драйвер сегмента – полиэстер, он растёт 7% в год последние 5 лет. Мы не можем не замечать этих тенденций, и мы видим растущий запрос со стороны госзаказа и потребительского рынка. Мы хотели бы обратить внимание химических холдингов на данный сегмент рынка, и подчеркнуть, что за ним — будущее. Это важнейшая инвестиционная сфера, которая при условии коллаборации обеих отраслей дала бы заметный импульс одновременно и российскому химическому комплексу, и легкой промышленности. Тем более, что даже на фоне того, что основные компетенции по производству полиэфирных нитей сегодня сосредоточены, в основном, в Китае, у России есть одно неоспоримое преимущество — это природные запасы углеводородного сырья, из которого синтетические нити делаются. Наша задача сегодня состоит в том, чтобы партнеры в нефтегазохимии обратили внимание на легпром и дали тот продукт, который требует отрасль», – считает статс-секретарь, заместитель министра промышленности и торговли России Виктор Евтухов.

Одним из адресатов запроса легпрома на выпуск полиэфирной нити в России является компания «Сибур», производящая полимеры, из которых можно делать волокна для тканей, в том числе, полиэстера. Минпромторг России ведет переговоры с компаниями химического комплекса по этому направлению. В ходе дискуссии член правления ПАО «Сибур Холдинг» Александр Петров рассказал, что компания изучает рынок синтетических волокон и нитей: «Основная проблема в том, что спрос локальных производителей пряжи и тканей на полиэфирные волокна и нити существенно меньше, чем объём импорта. При этом в нефтехимии правила таковы, чтобы быть эффективным и окупать инвестиции, должен быть минимальный разумный масштаб производства. Сегодня у нас есть налаженное производство гранул для упаковочных решений. Для нужд волоконного сегмента нужно строить новые мощности либо менять конфигурацию существующих. Если мы увидим, что есть предпосылки к росту внутреннего спроса на волокна и нити, мы готовы рассмотреть возможность инвестиций в реализацию таких проектов».

Отвечая со стороны швейного сегмента и комментируя потенциал спроса в России на собственное синтетическое волокно и ткани, представитель современного российского fashion-рынка, основатель бренда WOS Андрей Артемов подчеркнул, что недоверие к синтетике, характерное для старших поколений, сегодня уходит. Взамен этого ключевыми потребителями становятся молодые люди, у которых такие ткани востребованы и популярны все больше и больше. Многие российские производители одежды заинтересованы в том, чтобы внутри страны был доступ к качественным синтетическим тканям собственного производства: «Если это будет достойное и конкурентоспособное качество, если это будет российский материал, который будет мне по карману и он будет сделан в срок, и мне произведут нужное количество метров, я не вижу в этом проблемы, это классно и интересно, потому что у меня уйдут расходы на логистику».

Опытом применения синтетических нитей в производстве текстиля и одежды поделились также представители международных компаний. «В прошлом году мы решили перейти на специальные процессы переработки материала, давая ему вторую жизнь. Мы стали активнее работать с полиэстером, — сказал генеральный директор ИКЕА Понтус Эрнтелл. – Да, это пока не тысячи, а сотни тонн, но, конечно, это станет неотъемлемой частью нашего будущего». Госпожа Ваад Мохаммед (Waad Mohamed), основатель и генеральный директор модного дома люксовой одежды WAAD из Катара, добавила, что они стремятся делать одежду простой и удобной для использования, и что ткани из полиэстера имеет популярность: «Потребители очень любят этот материал: он вписывается в понятие устойчивого развития, а также может долго использоваться и имеет высокую износостойкость».

Со стороны российского бизнеса коллег из-за рубежа дополнил председатель наблюдательного совета группы компаний Bosco di Ciliegi Михаил Куснирович, который согласился с тем, что востребованность синтетических тканей будет со временем только расти, а полностью натуральные материалы останутся лишь в сегменте люкс. Он также отметил, что пандемия показала, насколько критична может быть зависимость от импортных тканей в ситуации, когда страна нуждается в резком увеличении выпуска жизненно-важной продукции: «Пришла пандемия, и в течение двух недель нам нужно было полностью перестроиться с гражданского производства на индустриально-государственное, когда для медицинских организаций срочно понадобились средства индивидуальной защиты. Это было сделано, и тут же возникла проблема с необходимыми тканями соответствующих свойств. Эти ткани мы вынужденно самолетами везли из Малайзии, Италии, из КНР, и таким образом решали государственную задачу».
В ходе дальнейшей дискуссии Михаил Куснирович, отвечая на вопрос, готова ли его компания вслед за швейным производством в России открыть выпуск синтетической ткани, добавил: «В России нет на сегодняшний день производства синтетических нитей. Не то что из переработанного сырья, а из первичных гранул. Хочу ли я из швейного производства перейти в ткацкое? А это необходимость, если есть ответственность за то, чтобы в России была создана производственная вертикаль: все семь переделов – от гранул до готового изделия в магазине».

Фото: Фотохост-агентство ТАСС